В ABRAMOVA GALLERY открылась выставка "Сквозь форму": живопись Андрея Сяглова, скульптура и графика Фёдора Крушельницкого

Один из героев этой выставки – Фёдор Крушельницкий, отливает скульптуры до предела конкретные и сюжетные. Другой – Андрей Сяглов, создает абстрактные ландшафты. Живопись Сяглова интригует: что же всё это значит? Объекты Крушельницкого уверенно дают ответы на вопросы. Что связывает столь разные подходы? Как в одном пространстве оказались эти «непохожие» произведения?

Скульптуры Фёдора Крушельницкого уходят корнями в притчи и истории. В смыслоёмких, архетипических образах Крушельницкий поднимает вопросы противоборствующих элементов – света и тьмы, добра и зла, справедливости и предательства. Философские подтексты есть суть его искусства. Но на чём держится смысловое тело этих скульптур?

Для ответа на вопрос давайте проделаем умозрительную операцию – рассечем в разных плоскостях бронзовых тяжеловесов Крушельницкого. Что скрывается за тугими металлическими брусками его «Звездочёта» и «Бога Солнца»? Немного воображения и перед нами уже не сюжеты и не притчи, которые занимают, конечно, центральное место в творчестве художника. Перед нами геометрические формы и линии: в большинстве случаев нам открываются отчетливые квадраты, круги, овалы и треугольники. Повествовательное тело скульптур держится на строгом геометрическом остове. За пластичными образами скрывается выверенная архитектоника.

Эту же архитектонику, систему построений, мы наблюдаем в абстракциях Андрея Сяглова. Сяглов, как и Крушельницкий, художник философского склада. Свои впечатления от жизни он перекладывает в формы и фактуры на холстах. Для него сотворение формы – поиск физического воплощения собственных ощущений. Тем не менее, Сяглов примеряет на себя и роль конструктора. Художник строит свои композиции: компонует и подгоняет друг к другу цветные плоскости, ими же членит по ярусам холсты. Мы видим геометрическое членение и, вместе с тем, поиск пропорциональности сродни архитекторам древности.

Произведения Фёдора Крушельницкого и Андрея Сяглова, несомненно, разные. Один облекает в форму абстрактные понятия, сосредотачивается в первую очередь на смысловом ядре скульптуры. Другой – творит свои вымышленные ландшафты и уводит нас от реальности. Но общее очевидно: в философско-эмоциональных рефлексиях художники не пренебрегают формообразованием. Они не устают строить, не устают трудиться над архитектоникой: в живописи, в скульптуре... Их мысль, так или иначе, проходит сквозь форму.

Текст: Наталья Карасёва

Фото: Антон Гумен